Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

добрая веда

всё о ёжиках на сегодня

знаете, как бывает - ляпнешь что-нибудь при маленьком ребенке,
не только без задней мысли, но и вообще почти без любой,
а потом эта поросль с сияющими глазами своим родителям объясняет,
что именно означает какое-нибудь "блё".
и как правильно на заборе пишется - "бэ-лэ-йо".
а главное - какая блё безмозглая его гнусности такой научила.
потом в телефон краснеешь, родителями однозначно охарактеризованный.
по тому же принципу недавно с ёжиками в некотором роде непедагогично вышло.

у моих друзей есть пятилетний Вова.
целое государство российское на своей жопе неоднократно доказало:
что ни Вова у нас - то недоразумение, разруха или Путин.
магия имени, наверное.

но моим друзьям мало уроков истории - решили перепроверить.
[нажмите, чтобы прочитать]сами виноваты, от и до.

назвали бы Иаковом - хоть как-то дьяволизм уравновесился бы.
однако - Вова. причем, он полностью оправдывает.
никого не щадит, включая недальновидных и уже слегка седых предков.

так вот, про ёжиков.
Вова у меня что-то спросил про них, незначительное.
вроде "а какова такова роль ёжиков в вашей жизни, тётя Веда?"
и нет, чтобы подумать специально для того отведенным органом и ответить
"роль ёжиков в моей жизни никакова", так ведь кто ж знал.
отчего-то я сразу всхлипнула и все ежиные травмы юности выложила
на соседнюю табуреточку.

    мне в детстве папа как-то ёжика принес. дикого и неотесанного.
    показал, как животное правильно держать надо, чтобы рук на подольше хватило,
    и ужинать пошел.
    сижу я торжественно, держу ежа правильно, на вытянутых, что с ним делать - не знаю.
    с щенком или котенком понятно было бы, что, а этот со всех сторон колется и боится.
    спасибо папе, подогнал ребёнку долгое и, главное, тихое развлечение.
  - Сюсюсю, - говорю тоненьким детским голоском, - Ежуля ты моя хорошая!..
    в этот момент ежуля хорошая делает глазами томно, а зубами - ХАВАСТЬ!

    я ровно с тех пор и думаю, что у ежей семьсот зубов.
    и ни одна Википедия меня не переубедит, пусть хоть голая вокруг пляшет с пипидастрами.
    семьсот зубов, установленных в рот квадратно-гнездовым образом,
    и встроенный туда же гидравлический механизм сжатия челюстей.
    потому что так длительно и плодотворно меня больше никто и никогда не кусал.

    тут, конечно, у всей сидящей, визжащей, а также прибежавшей на визг семьи
    сильная неприязнь ко всему живому вспыхнула, особенно к млекопитающим.
    ребенок орёт, мама орёт, папа орёт.
    все единогласно возражают против ежового поступка, но конструктивных предложений не вносят.
    отрывать ежа от единственного ребенка вместе с дефицитной правой рукой никто не решается.
    соседи через стену, кстати, тоже орут - им интересно, отчего за стеной
    всем так громко и одновременно нехорошо.

    только ёж молчит и зубы крепче сжимает питбулем вкрадчивым.
    ему орать не выгодно - как только пасть раскроет, сразу отправится
    испытывать новые незабываемые ощущения
    в окно с третьего этажа.

    активный семейный досуг продолжался довольно долго,
    пока детские ручонки не устали и ежа на детские коленки не положили.
    тот сразу от пальца отцепился, семьсот зубов втянул и все претензии аннулировал.
    видите ли, ему просто на весу висеть не нравилось,
    а в принципе он против нашей семьи ничего такого не имеет.

    с тех пор я ежей за подлый нрав и непредвиденные зубы не люблю.
    даже мультипликационных и нечётко видимых в тумане.
    о чем и заявила в ответ на детский незначительный вопрос о ежах.

Вова мне, конечно, посочувствовал, кое-что запомнил, кое-куда намотал,
а на следующий день взял и сожрал стоматолога.
вместе с халатом, перчатками и бровями.
и с креслом.
вопреки убедительным визгливым возражениям окружающих.
это по версии мамы Вовы.

по версии адекватных людей - когда врач со словами "сюсюсю" сунул Вове руку в реку в рот,
тот применил глаза томные и хавасть классический к живому, удачно продезинфицированному человеку.
ну и пошло мероприятие по той же схеме: мать орёт, врач орёт,
остальные пациенты - в коридоре, в очереди и в обмороке одновременно.
но из обморока очень интересуются, кого же за стеной
наконец-то расчленяют.

и только Вове хорошо, висит на стоматологе, молчит.
понимает, умничка, что даже за это его в окно никто не выкинет.
слишком много денег уже вложено в еду, штаны и всё такое.
да и перед бабушками за выкинутого в окно внука потом оправдываться
кому надо.

мать грызуна женщина железная, хоть и некрупная,
но крики раненых в рабочий орган стоматологов переносит с трудом.
сразу непроизвольно начинает подсчитывать,
во сколько денег в итоге обойдется сыночкин каннибализм.
полученная цифра ей ещё ни разу за последние пять лет не понравилась.

женщинам вообще крупные суммы нравятся только тогда,
когда тратятся на них самих непосредственно, а не в противоположном направлении.
"зашитие дыр в малознакомых доверчивых эскулапах", скажем прямо,
довольно лажовая статья бюджета на наш взгляд.

маме Вовы очень захотелось, чтобы раненый спасся из её зубастого сына как можно более бесплатно
и убежал в уютный октябрьский лес, подальше от последствий облажавшейся педагогики.
из совсем бесплатного - в похожих ситуациях специалисты советуют взять палку,
вставить в щель между премолярами, нажать, зажав голову под мышкой,
и питбуль якобы сам отвалится, аж со чпоканьем отскочит.
а потом якобы ещё и поцелует вас за столь своевременную палку и неравнодушие.

хороший совет.
но попробуй найди, где те премоляры, когда рот ребенка полон стоматолога.
кроме того, ни одной палки в кабинете нет, женщина проверяла.
и, главное, такая ситуация удобная - в кои-то веки понадобилось про премоляры узнать,
и стоматолог - вот он, рядом стоит, ничем полезным не занят.
а не спросишь.
ситуация хоть и удобная, но все равно как-то неудобно.

оказалось, длительно укушенные стоматологи очень быстро теряют интеллигентность.
из них так и лезут непечатная лирика и желание стукнуть по голове отдельных детей
свободной от детских челюстей рукой.
врач в аффекте, видимо, не понимает, что за стукнутую голову сына мать ему вторую руку отгрызёт.
а там и Вовин папа подтянулся бы, и остальные недальновидные и седые Вовины родственники,
и персонал больницы...
в общем, до покатившейся череды увечий стало рукой подать,
любой из не занятых Вовиным ртом.

и тогда во имя спасения человечества от третьей мировой, нелепо начавшейся в детской стоматологии,
мама Вовы наклонилась над юным поедателем врачей и произнесла куда-то в район всех его премоляров
душераздирающую вещь.

- Я больше никогда! Не куплю тебе!! НИ ОДНОЙ НАКЛЕЙКИ!!!

представьте себе, есть на земле люди, которых перспектива дальнейшей жизни без наклеек
ввергает в такую панику, что они готовы бросить всё, даже удачно уетых стоматологов,
и реветь, реветь, реветь.
реветь над тем, как глупо вдруг, из-за какой-то ерунды в белом халате,
закончилась такая счастливая,
полная наклеек,
жизнь...

- АААААААААА!!! - горестно ответил Вова маме и несправедливости,
стоматолог изо рта выпал, третья мировая облегченно выдохнула и не началась.
тут бы и хэппиэнд, казалось бы.
но если бы.

все недальновидные и седые без перерыва на обед и сон
слушали Вовино горестное "АААААААААА!!!" еще четыре дня.
потом пошли и купили ему всё, что можно куда-либо как-то наклеить,
лишь бы сохранить хотя бы воспоминания о психическом здоровье.

и позвонили мне, поцеловать за столь своевременный рассказ про ежа и неравнодушие.
теперь я больше никогда не буду рассказывать детям про ёжиков.
у меня в этом месте двойная травма теперь.

добрая веда

поток кудрявого сознания

не секрет, что я - кудрявая женщина.
даже очень.
то есть, вообще совсем кудрявая,
буйно.

с детства во мне застревали расчески, запущенные моей неумелой детской рукой,
и карандаши с линейками, засунутые предательскими руками сидящих сзади одноклассников.
что характерно, нужных и ценных предметов ни одна сволочь никогда не засовывала.
аккуратно свернутых сторублевых купюр, например, не попадалось ни разу.
одни слегка погрызенные канцелярские товары.
[этим список разочарований только начинался...]
этим список разочарований только начинался.

по причине кудрявости на меня никогда не налезали противогазы.
в смысле, на голову.
физрук ворчал, потому что в журнале противогазной успеваемости напротив моей фамилии
стабильно стоял минус, портил всю симметрию страницы и подрывал госбезопасность.

кудрявость наложила много других неожиданных отпечатков на личность.
например, сейчас я могу изящным движением правой руки вырвать кадык
любому, кто при знакомстве назовет меня Кудряшкой Сью.
на это ушли годы тренировок и полсотни неосторожно назвавших.

а в пять лет я мечтала стать Пугачевой, как другие дети мечтают стать космонавтами и врачами.
не певицей, не артисткой, а именно Пугачевой, чтобы в трудовой книжке было написано:
«Принята на должность Аллы Борисовны».

тогда казалось, что у меня к тому есть все способности:
соответствующая прическа и расческа в соответствующем месте.
в руке, то есть.
ведь надлежаще причесанная и поющая в расческу я
уже в пять лет как вторая капля воды была похожа на примадонну.
так считали мама, папа, бабушка и все гости,
которых успели предупредить, что они тоже так считают.

любимой песней была, конечно же, «Миллион алых роз»,
а любимой строчкой – «Из окна, из окна, из окна - видишты».

если вы еще не знаете, видишты – это такие беленькие облачка,
которые вылетают из окна, из окна, из окна.
в пять лет любовь представляется именно так:
четное и ненормально большое количество цветов и видишты,
от счастья вылетающие из глаз в ближайшее окно.

в принципе, спустя четверть века, мало что изменилось,
разве что, роз требуется миллион и одна.

расческа и прическа на месте, видишты вылетают,
голова все так же девственна в противогазном смысле.
на кудрявой планете мир и две Пугачевых…




добрая веда

чудо-ребенок

до меня докатился хохот сотрудников вологодского загса.
хочу и вас предупредить, а то ходите не предупрежденные - смотреть горько.

недавно в тот везучий загс пришла счастливая семья по фамилии Бобёр,
потому что в семье бобров этой семье родился аж целый сын.
родители, конечно же, долго выбирали имя,
ведь такая нарядная фамилия не потерпит рядом прозаического Васеньку.
думали тщательно, копались в мужских именах как бобры в апельсинах.
выбрали из десятков вариантов единственное, идеально подходящее,
назвали, зарегистрировали...

имейте в виду: где-то на просторах РФ подрастает ребенок-бомба.
человек, одно только знакомство с которым будет доставлять минут двадцать
веселой и искренней клинической смерти от смеха
сразу же, в самом начале знакомства.

он обречен быть источником и эпицентром
молниеносного человеческого счастья.
ему будут рады все и всегда.
запомните его имя.
[этого человека зовут...]
этого человека зовут

Лев Бобёр.



добрая веда

с утра сделала распил

и пересчитала годовые кольца.
получилась некрасивое, некруглое число, похожее
на номер квартиры в третьем подъезде пятиэтажки.
даже не похвастаться.

как же все-таки быстро бежит время!
у него сорог ног, ехидное лицо, и оно всем этим бежит,
гадина такая.

в детстве я думала, что после тридцати все девочки сразу,
без промежуточных стадий, становятся кубическими тётями.
у них делаются ударопрочные лица, нежно-лиловые прически,
появляется кучка детей, тридцать дополнительных килограммов
и всеобщее уважение.

сама же и к более почтенному возрасту
ни попы себе авторитетной наесть не успела,
ни мозгов - так, бренчат горошинки в счастливой пустоте.
и это, конечно, накладывает отпечаток на весь образ жизни.
Collapse )
добрая веда

дети, Пельмени и оно

на гастролях "Уральских Пельменей" по провинциям России
у Димы Брекоткина пропал ремень.

то ли фанатки распотрошили штаны кумира,
то ли ремень сам уполз куда-то умирать -
свидетелей не было.

а без ремня как-то очень уж безремнёво.
брюки с шорохом опадают, в шорохе концерт играть сложно,
да и вокруг, не забывайте, шоу-бизнес - не расслабишься.
оказалось, очень много условностей в человеке
на одном только ремне держится.

поэтому взял Брекоткин Рожкова для компании, пошли по ремни.
идут центральной городской площадью, хохочут о своём.
эти люди, кстати, явно намереваются жить вечно, для чего постоянно ржут.
а на площади параллельно сюжетной линии имени уползшего ремня Брекоткина
развивается самая настоящая гендерная бойня.

мальчик лет тринадцати убегает от девочки лет тринадцати.
бегают оба вокруг толпы таких же тринадцатилетних, сосредоточенно и молча.

судя по свирепости черт, в предках у догоняющей девочки - биатлонисты, людоеды
и чуть-чуть овцебыков, при этом она уже успела перерасти сверстников мужского пола
раза в два, а потому мальчика заранее немножечко жалко - вдруг догонит?
впрочем, мальчик пыхтит и надеется - убежать, выжить, стать водителем камаза,
жениться, завести кота, треники, гараж, в общем, в люди выбиться мечтает.
поэтому стиль бега у него всё ещё оптимистичный.

    лето, жара.
    дети пыхтят по красивой ровной окружности.
    у встречных Брекоткину и Рожкову прохожих делаются крупные глаза,
    в которых двухсотым кеглем написано благоговейное "ооо... Уральские пельмени... ааа...",
    но все как-то держат себя в руках, вида не подают, целоваться не кидаются.
    провинциальная идиллия, только ремня не хватает для счастья.

однако женская суть переменчива и неожиданна как звуки флейты в вечерних гаражах.
девочке надоедает молча бегать, она чуть притормаживает и апокалиптическим басом
Collapse )